Вниз

Star Song Souls

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Song Souls » stories of our past » до встречи с тобой


до встречи с тобой

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2vmAe.gif
Джун Ки и Хе Гё
2008 год. Сентябрь.

Раз. Тяжелый учебник по археологии, скамейки около университета, шуршащая листва под ногами, пластиковый стаканчик с черным чаем с запахом барбариса, белое новое платье. В воздухе пахнет уходящим неохотно летом, которое всегда ассоциировалось с одним и тем же.
Два. Твоя рубашка, взгляд тебе в спину и несмелый оклик, ведь надежда умирает последней.
Три.


Лови

0

2

не на этой неделе и не в этом месяце,
когда листва спадет или созреет вишня,
мы с тобой обязательно встретимся,

вот увидишь.

http://funkyimg.com/i/2vJZq.gif http://funkyimg.com/i/2vJZr.gif

Ты хочешь переехать? В . . . – удивлённый взгляд вспорхнул нежно-голубой бабочкой на совсем ещё молодое лицо. Женщина откладывает книгу на журнальный столик. Складывает руки на коленях, словно готовится провести важную беседу. 
– Да, в Пусан. Меня даже рекомендовали к службе в Южной Корее, – на порог падает рюкзак, он заходит в гостиную — самую уютную комнату их семейного гнёздышка. 
Уверен? Как же мы . . . – она запинается, обеспокоенно глядя на совершенно спокойного супруга, читающего газету. Губы цвета спелой вишни дрогнули, и вся она показалась такой хрупкой, беззащитной, будто дрожит под дождём. Стройная, даже худенькая, с идеально собранными волосами, его любимая матушка.   
Езжай, сынок. А мы справимся, – голос отца, твёрдый и добрый в одночасье, как точка в разговоре. Тяжесть покатилась с души, ведь от его решения зависит исход любого дела. Наплывает улыбка и юноша падает как без сил, в мягкое, плюшевое кресло напротив отца.   
Слышал, Хегё поступила в университет. Она уже не приедет к нам? – будто догадался. Строгий взгляд выглядывает из-за жирного заголовка каких-то экстренных новостей. Пристальный взгляд матери сверлит маленькую дырочку и напряжение снова сдавливает в своей железной хватке. Осторожно смотрит на родителей, бессмысленно скрывать, боится ведь, что запретят. Не пустят. И останется он без лучшего друга н а в с е г д а. Или сбежит?   
Расслабься, меня оповестили о твоих рекомендациях. Ежели изъявляешь желание, дорога открыта. Собирай вещи, пока твоя мать не расплакалась, – мужчина косится на супругу, откашливается и встряхнув газету, просматривает колонку с прогнозом погоды.
 
Джун неспешно осматривает гостиную. Точно будет скучать по семейным вечерам, по большой картине в золотой раме, написанной маслом. По камину и потрескиванию угольков зимними днями. По большой вазе с фруктами и графином свежевыжатого сока в любое время года. Будет скучать по пыльным полкам с книгами, ведь матушка не успевает их прочесть. За то, он никогда не терял времени, читал и писал в блокноте своеобразные рецензии. Будет скучать по узорчатому коврику и Сэнди, которая сейчас подняла голову, смотрит и жалобно скулит. А ещё завтрак, обед и ужин женщины с добрейшим сердцем и золотыми руками. Его любимые ягодные пироги и кексы — от этого придётся отучаться. Запах мяты и табака в кабинете отца. Деловые разговоры матери по телефону вместо колыбельных. Пикники осенними выходными и пробежки каждое утро всей семьёй. Он точно будет скучать, тосковать и крепко обнимать подушку ночью, потому что расстаться с тем, что давно с тобой — неимоверно сложно. Давно, с самого рождения. А сегодня ему всего лишь двадцать три и мечта о переезде связана лишь с одним обстоятельством. Она уже не будет к нам приезжать. Она оказалась куда важнее всего, что так дорого молодому сердцу. Она вдруг стала смыслом жизни. Только он об этом не знает. Миллионы причины и оправданий. Придёт время, ты повзрослеешь и всё поймёшь
 
* * *

Он идёт в последний раз по узкой дорожке из гладких камней, мимо небольшого садика — райского уголка, как считает мать. Где старые, его любимые в детстве, качели. Гамак под раскидистой яблоней, ровно подстриженный газон и тянущиеся за деревьями, изящные кусты. Спрятанные в траве круглые лампочки, милейшие фигурки собак, с которыми Сэнди так и не нашла общего языка. Корзина спелых, ароматных яблок и аккуратно сложенный плед. Столик и плетенные кресла. Лавочка, до сих пор пахнущая свежим деревом. А он любит запах дерева. За ним стучит по камням чемодан на колёсиках. За ним вся жизнь, детство и родной дом. Он будто готов сделать шаг вперёд. Шаг к новой [самостоятельной] жизни. 
Рейс Нью-Йорк — Сеул. 18:23. Пятнадцать часов в небе, и ты умудрился забыть, что не сидишь за штурвалом. Ты обычный пассажир. Ты счастливый человек. Счастливый рейс, предвещающий новый прогноз погоды на оставшуюся жизнь. 
Объятья Пусана пахнут рыбой и морем. Слуха касаются едва знакомые слова, едва знакомый язык и совершенно иная атмосфера. Знакомый лишь по фото парень, усиленно размахивает руками, подбегает и выхватывает сумку из руки. 
Я тот самый, ты понял, да? Мы переписывались. Добро пожаловать в Корею, дружище! – налетает с объятьями как вихрь, почти сносит с ног, а Джун совершенно не привык к подобным приветствиям [пусть американцы и любят объятья]. 
Теперь твоя жизнь изменится. Мы будем жить вдвоём, прямо сейчас поедим на квартиру и отметим твой переезд. 

Тогда сам Джунки не подозревал, что этот чрезвычайно активный и беспечный парень станет хорошим другом и надёжным сослуживцем. Тогда события окутывались в тумане и быстро забывались. Много ярких впечатлений, даже первый вечер в Пусане — яркая, жирная строчка в его биографии. Впервые попробовав соджу, он так и заснул на крыше дома, делившегося на два этажа и две небольшие квартирки. Проснулся на поддоне из досок под любопытными лучами осеннего солнца, которое уже заглядывало во все тёмные углы. Первый день в Пусане был совсем туманным. Он помнит лишь чужую руку на плече и заверение ничего-ничего, ты поправишься. Очнувшись следующим днём, американец взял с себя обещания больше никогда не притрагиваться к зелёным баночкам с прозрачной жидкостью.   
 
 
* * * 

– Это? – прикладывает к себе белую футболку, становясь возле зеркала в полный рост. 
Нет, – легко отскакивает, будто щёлкает семечки за просмотром развлекательного шоу, задрав ноги к потолку.   
– Тогда это? – присматривается к тёмно-синему костюму.   
Нет, – лениво мотает головой, а недовольство Джуна достигает высшей точки. Выкидывает стопку одежды на кровать, садится опуская плечи.   
– Я же не девчонка!   
Но ты идёшь к девчонке. Одень что-то приличное. 

Классика и белая рубашка никогда не проигрывают, и он уходит полностью довольный, показывает язык [точно ребёнок] другу и спотыкаясь на ступеньках о какую-то красную миску, ругается на родном языке. Получает ответ на местном да ещё с жутким, незнакомым акцентом, который носит название пусанский. Не повезло с соседями. 
Территория университета просторная, тонущая в спокойных тонах осени — коричневый, жёлтый, оранжевый. Лишь верхушки деревьев горят насыщенным пламенем, словно солнце поджигает их каждое утро. Листва шуршит и хрустит под ботинками. На лавочке забытая книга, а закладка — тонкий, желтый листик. На встречу идут студенты. Кто улыбается и бодро говорит об удачном, учебном дне, а кто полностью погружен в себя и крепко прижимает книги к груди. Счастливая улыбка рвётся наружу, внутри счастье щекочет своими нежными пальцами. Сердце тревожно замирает, готовится к более сильному, большому приливу самых солнечных эмоций. Долгожданная встреча от предвкушения которой, тянет где-то внизу живота. Голова идёт кругом, и получается огненный хоровод пышной листвы здешних насаждений. Щурится, ловит запах кофе и какой-то местной еды. Студенты обедают на лавочках. А он целиком погружается в атмосферу уходящего лета, студенческой жизни и чего-то совершенно неизвестного. Окутанный дымкой предвкушения и заполняющей нежности, не замечает как приближается к молодой девушке и сбивает с ног. Торопится извиниться, она отмахивается и задорно смеётся, быть может, с его акцента. Юность таит в себе множество загадок, ответы которых узнаются лишь в будущем. Когда повзрослеешь.
Тёплый ветерок играет с белым платьем, задирает как мальчишка, подол. По тёмным волосами прыгают мягкие солнечные блики. Тоненькая, изящная, красивая как кукла на витрине дорогого игрушечного магазина, она — его Гё. Она узнала его первым. Он услышал родной и любимый голос. И сразу осознал, как здорово скучал. Перед глазами летят каникулы, проведённые вместе. Они могли бы бесконечно вспоминать, днями и ночами, могли бы потеряться в их прошлом. Могли бы . . . Теперь не только летом, теперь всегда.

А за его спиной тихо шуршит большой букет пёстрых астр.
За его спиной тихо шуршит ожидание.
За секунду до . . .

0

3

http://funkyimg.com/i/2vMQH.gif http://funkyimg.com/i/2vMSQ.gif
Я всегда немного грустила осенью сама не знаю почему.
Возможно потому что осенью всегда хочется предаться меланхолии.
Возможно из-за мелких дождиков и пасмурного неба.
А возможно потому, что просто не было тебя.
Я всегда грустила осенью до встречи с тобой.

look
Imagine Dragons – Not Today
Стаканчик с чаем приятно греет руки, когда ты опускаешься на шершавую поверхность деревянной лавочки. Рядом с тобой с грохотом бухается Тэ Хи. Чувствуешь запах цветочного парфюма, который подруга пожалуй слишком сильно любит, как и вообще цветы, которые у нее везде - в виде заколки в волосах, на позвякивающем браслете, на ногтях и наконец на сумке в виде аппликации. Тэ Хи - её подруга ещё с первого курса, а ещё просто девушка, за которой увивается не только весь курс, но и, кажется весь факультет. Сонбэ с удовольствием помогают с проектами, дают свои старые конспекты с лекциями, а она иногда позволяет себе сходить на парочку свиданий в какой-нибудь дорогой ресторан, чтобы расстаться с ухажером на следующий день, пожав плечами. И, пожалуй, Гё готова мириться с чем угодно и с какими угодно недостатками импульсивной подруги, но её ухажеры порядком достают. И достают именно её со своими вечными просьбами: "Передай это своей подруге" или "а можешь рассказать - что она любит" и прочая чепуха. Гё говорит подруге, что выручает её в последний раз, когда та просит сходить на свидание вслепую \никогда не пойму что в них такого крутого\. Последний раз постоянно становится далеко не последним и так всегда.
— Господи, сколько лет твоей джинсовке?! Сколько помню, так ты её носишь. Вот платье хорошо, что я заставила тебя купить... А это не очень по детски? - подцепляет ногтем один из значков, критически качает головой, воображая себя как минимум корейской Коко Шанель. Хе Гё отбирает любимую, уже изрядно выцветшую  джинсовку из загребущих рук Тэ Хи.
— Чем старее - тем моднее.
Подруга лениво листает учебник по источниковедению, отпивает из высокого прозрачного стакана американо \скажите мне, почему в Корее такой культ кофе со льдом, если латте намного вкуснее?\ параллельно крутит пальцем у виска, мол "с модными террористами не общаюсь", а Гё лишь добродушно улыбается, снова погружаясь в свои конспекты, которые она разложила по всему деревянному столу широкому. Нужно будет закончить до конца недели групповой проект и разобраться с рефератом по английскому. Впрочем, с языком у неё проблем точно нет, в отличие от многих, которые откровенно стесняются говорить на том же английском в виду плохого произношения и не получая практику.
— Слышала, профессор Чхве предлагает тебя поступать в аспирантуру? - между делом, допивая свой кофе и очень громко раскусывая кубики льда.
Профессор Чхве - её любимый преподаватель, декан факультета истории и археологии действительно разговаривал с ней по этому поводу, оставив после пар. И Гё, если честно всерьез над этим задумалась.
— Не смола бы всю жизнь провести за проверкой курсовых и... О, нет, он снова сюда идет!
Гё поднимает голову от конспектов и замечает высокого, можно сказать долговязого паренька с волосами торчащими во все стороны, будто он никогда не причесывается. Парень в смешных очках, в которых ещё больше напоминал Гарри Поттера. Безнадежно влюбленный в \Гермиону?\ Тэ Хи, о чем знал чуть ли не весь курс и сама Тэ Хи, которая отшивала его всеми возможными средствами, а Гё лишь печально улыбалась глядя на все это. Его даже жаль, учитывая что он довольно таки милый парень.
Тэ Хи бурчит, что здесь "занято", но он все равно садится на противоположную сторону, неловко улыбаясь, бормоча себе что-то под нос, Гё давит смешок, прыская в кулак, видя как Тэ Хи закатывает глаза. Если подумать - они уже привыкли проводить время именно втроём, как бы странно это со стороны не выглядело.
И пока они начинают препираться, она отвлекается, зависая буквально на секунду, откладывая ручку в сторону. В сентябре на территории кампуса как-то становится по-особенному красиво, спокойно и почти умиротворенно. Летняя жара спадает и позволяет расслабится немного. И всё вокруг такое желто-оранжевое \а я люблю желтый и оранжевый\ и такое м я г к о е. И небо такое неожиданно голубое. Наверное, в Нью-Йорке осенью тоже должно быть красиво. И не важно, что из зеленых насаждений там только огромный Центральный Парк - все равно красиво. Гё никогда не была там осенью, потому что осенью не бывает школьных каникул, потому что её дом всегда был за тысячи километров. А это знаете. Довольно далековато.
В зоопарк должны были привести новый вид обезьянок. Именно тогда, когда он бы уже не смогла на них посмотреть. Наверное, странно вспоминать об этом, когда прошло почти пять лет. А ещё у них были забавные прозвища, \Джун всегда поправлял, что это "позывные"\ "Земля" и "Луна". Невозможно представить Землю без её единственного спутника Луны. На инстинктивном уровне мы выбрали себе такие игровые имена, чтобы даже в своём вымышленном мире быть вместе. Невозможно представить себе друзей лучше чем мы. Пусть мы и не общались 24\7.
Надеюсь, я не испортила тебе все Рождество.
Ветер касается плеча, ветер уже не такой теплый как летом, заставляя поежиться, мгновенно натянуть на голые плечи свою старую "американку", на которой до сих пор значки, которые купленные все там же и всё вместе.

— Давно не виделись!...  
Вздрагивает, уверенная в том, что слышала это самое "long time no see", сказанное с нужной интонацией, с той самой интонацией и в голове вдруг так четко и так ярко встает нужный образ, что она бы почти не удивилась, если бы и правда увидела  где-то среди пожелтевших тополей и кленов \специально посадили по территории в День деревьев\ знакомую фигуру. И это довольно таки безумно. Трясет головой, с темных, отросших до безобразия волос сыпятся листья, а ребята удивленно смотрят на неё.
— Думаю, с меня на сегодня хватит конспектов.
— Если так говорит Сон Хе Гё - то нам точно пора отдохнуть! - Тэ Хи с каким-то затаенным злорадством захлопывает учебник, пряча ненавистную книгу в сумку и подхватывает Гё под локоть. — Предлагаю сходить поесть острых куриных крылышек и выпить пиво! Идёт?
— Ну, даже не знаю... Конечно идет! - стукает кулаком по кулаку подруги, улыбается, забирая последние книги себе в рюкзак.
Наверное осень предполагает легкую меланхолию и ностальгию. Её чай с барбарисом безнадежно остыл.

Эта игра называлась "ответь за три секунды". Гё была уверена, что сама её придумала, но потом выяснилось, что такая игра существует уже очень давно и на разных студенческих сходках ею активно пользовались. Вся суть была в том, чтобы два человека ответили на вопрос одинаково в течении трех секунд \иногда время варьировалось\.
— Любимый цвет?
— Желтый! Или нет, оранжевый!
— Любимое время года?
— Лето! Или нет, весна!
— Может ты определишься хоть в чем-нибудь одном?
— Выбирать одно из двух не круто, если мне нравится всё. Но я точно могу назвать свой любимый цветок! Астры!
— Почему?
— В греческом слово αστέρι означало звезду. Для меня у астр самая красивая легенда. А еще они бывают и желтыми и оранжевыми и желтыми! Идеально же!
Хе Гё знает тысячу и один миф Древней Греции или Древнего Рима. Она могла бы подрабатывать Шахерезадой и рассказывать 1000 и 1 ночь сказки, который до него много тысяч лет назад рассказывали друг другу греки в хитонах и римляне в тогах. Поступив на исторических и разбирая мифологию на более продвинутом уровне с точки зрения науки, она узнала ещё больше. Но даже среди всей своей груды историй о богах, полубогах, разных монстрах и приключениях древних героев, миф о "слезах Персефоны" до сих пор кажется самым красивым. Самым печальным \а то любят они в мифах свои странные извращения\.
— Персефона, которой предстояло с наступлением осени вернуться в подземное унылое царство Аида, смотрела с неба на землю. Она увидела влюбленную пару которая обменивалась в ночной темноте любовными клятвами. Персефоне стало горько оттого, что ей не дано любви, а суждено проводить полжизни в темном царстве, и она заплакала. Ее слезы звездной пылью падали на землю и превращались в астры.
Астра – своеобразный символ грусти. Этот цветок считался у древних подарком человеку от богов, его оберег, амулет, частица его далекой звезды. Поэтому символизируемая им грусть, это грусть по утраченному раю, по невозможности подняться в небо.

И почему тебе нравятся цветы, которые символизирует печаль в таком случае?
— Мне всегда казалось, что эта легенда про меня. Когда лето заканчивалось я точно знала, что мне нужно возвращаться обратно. От этого становилось очень грустно. Конечно, Корея не была темным царством Аида, здесь не было церберов и прочих тварей, но все же. Все же мне всегда было грустно. А еще они на звезды похожи. Или на солнышки. Что, я слишком сложная?
— Просто тебе пора заканчивать с мифологией, все уже заснули... Сходили на групповое свидание с подругой называется.
Джун говорил, что мифы интересные. Пожалуй, только он и дослушивал твои бесконечные истории до конца.
Гё не знает сама, почему стала писать так редко, будто ей было стыдно за что-то или она думала, что не получит ответа. Бумажные письма идут очень долго, а её компьютер порядком устарел \но это всё отговорки\. Между страницами её дневников, которые она ведет с дикой тщательностью лежит засушенный цветок. Хе Гё любит именно астры. И обязательно грустит по осени, как в свои 18 лет, когда сказала, что не приедет. Тогда пошел снег ещё.

Они беззаботно спускаются вниз по мощеной дорожке кампуса, болтая обо всем на свете, щурясь от лучиков уходящего солнца вечернего и периодически придерживая подол своего платья. У неё и ветра вообще своеобразные отношения.
— А это кто? Ничего так... - подруга останавливается, кивает куда-то вниз.
И улыбка с лица слетает, оставляя место удивлению.
Я, признаться поражена.
— Да ладно... - вырывается первое, невольное, прерывая подругу и округляя глаза от удивления.
— А это разве не...
Пожалуй, в тот день никто из нас не договаривал свои фразы.
Хе Гё прикладывает ладонь ко рту, подавляя то ли вскрик радости, то ли удивления. Подруга переводит палец то на него, то на Гё снова и снова.
— Вааа... - несколько осторожных шагов вперед, а потом радостно вскидывает руку. — Джун! Сон Джун Ки!
Ей уже 22 года, а она не контролирует свои переходы от почти что аспирантки до школьницы, с которой ты прощался с Америке.
\\Только позже, только через много лет я замечу тебе, да и себе тоже, что всегда бежала тебе на встречу на всех парах. Что в тот день в сентябре 2008, что много позже в 2012 и еще чуть позже, разбивая коленки в августе 2013. Я всегда бежала к тебе, чувствуя ветер в волосах. А ещё рядом постоянно была Тэ Хи и что-то кричала мне вслед. Я всегда бежала к тебе и утыкалась в плечо, потому что значительно ниже. Я просто не предавала этому значения.\\
Ей всегда так просто давались объятия. Ей всегда так легко было обнимать его. Пусть в Корее это и не совсем принято.
— Когда ты приехал? Нет, подожди, где ты остановился? Поверить не могу, серьезно! - на выдохе, радостно, отходя на несколько шагов назад, оглядывая с ног до головы. — Ты здесь надолго? А нет, как ты узнал о моем университете? Да, я же сама говорила тогда... Серьезно - это ведь действительно ты! В Пусане! Ах да! Я же теперь просто обязана показать тебе город. Лучше меня этого все равно никто не сделает. Если бы сказал заранее у меня был бы план! - замолкает всего на секунду. — Нет - это ведь действительно ты. И мы не Америке.
Но не было бы сюрприза, а ты их любишь.
Наверное, Тэ Хи догадалась, что курочка с пивом отменяется иначе, как подруга так быстро испарилась.
А ты сжимаешь в руках цветы, которые любишь больше всего. И ты искренне любишь его за то, что он об этом помнил.
Lasse Lindh – Run To You
[float=right]http://funkyimg.com/i/2vMZT.gif[/float]Она любит спрашивать о том "как у тебя дела", но редко рассказывает о своих делах, не считая их такими же интересными или важными. Или просто забывает рассказать о своём времени, поглощенная другими людьми и их жизнями. Гё может достаточно свободно говорить по-английски, иногда подбирая слова полегче для себя и ещё реже переходя на корейский.
— Если ты здесь надолго, то стоит запомнить несколько простых правил выживания. - идет рядом, периодически вдыхая запах цветов, улыбаясь открыто. А потом наигранно серьезнеет. — Во-первых, считается недопустимым прикасаться к людям, кроме самых близких. Тем более, к старшим и людям противоположного пола. И вообще скиншип тут приравнивается к чему-то извращенскому. А за это тут статьи. И ты забываешь, что сама несколькими минутами ранее наплевала на такое правило. — Ещё тут любят при знакомстве задавать разные личные вопросы вроде возраста или "вы замужем"? Могут и еще что-то более личное спросить - ничего такого. Во-вторых нельзя сказать "давай поедим рамёна". Это что-то вроде завуалированного приглашения ну... - заминка, потому что это, чёрт, как-то странно и неловко. — ...ну в общем греки называли это "эрос" и. Нет, я всё усложняю. Короче за такое предложение можно схлопотать по лицу. В третьих... не ел токпокки, значит и вовсе не жил в Корее! - заканчивает свою фразу неожиданно, когда видит палатку с уличной едой.
Нанизывает пирожок на зубочистку, благодарит продавца, прежде чем отойти. Обжигает губы, а потом резко разворачивается,       тыкает рисовым пирожком в оранжевом соусе в лицо и пожимает плечами, усмехаясь: — Что, вдруг ты призрак? А я, может,
боюсь призраков!

И ты отлично знаешь, что не боюсь.
Что меня страшно сложно напугать.

Проходят по узкой улочке, где стены домов разрисованы чьими-то умелыми руками. В Корее вообще много таких улочек "художников", где даже старые ступеньки будут разрисованы объемными изображениями. Гё не умеет рисовать и искренне восхищается теми, у кого это хорошо получается.
— Можете нас сфотографировать? - подходит к какой-то молодой паре. — Надеюсь, на пленке ты отображаешься хотя бы.
— Сначала призрак теперь вампир?
— Просто мне кажется, что легче поверить в это, чем в то, что ты действительно здесь.

[float=left]http://funkyimg.com/i/2vMYF.png[/float] И когда легко балансируешь по высокому каменному бордюру, игнорируя тротуар \потому что еще с детства так делаю и становлюсь выше ростом\ продолжая спрашивать и отвечать, продолжая вспоминать самые неожиданные и, кажется, не важные вопросы, в голову приходит наконец тот самый "план фикс".   
— У меня есть отличная идея! Сегодня же среда да?... Показать весь город я за день не смогу, но я знаю как доказать, что Пусан очень красивый.
И время для этого как раз подходящее!...
- покачивается, заваливается на один бок.   
\\На самом деле я неуклюжая, когда это не нужно, пусть и любила в детстве залезать на деревья. Тебе ли не знать в конце концов. Но я знала, знала даже падая, что ты меня поймаешь как бы там ни было\\
— Отлично словил! Я же говорила тебе стоит заняться бейсболом! - сдувая со лба челку, улыбаясь широко и показывая большой палец вверх. — А вообще я предлагаю отправиться в настоящее морское путешествие. Примите мое предложение? - протягивает руку ладонью вверх. — Приключения рядом, как говориться!
Любила она эту фразу в детстве.

Господин Ким был хорошим другом её отца, устроился работать на небольшой пароходик, который каждую среду, пятницу и воскресенье курсирует по заливу, проплывает под мостами и вообще показывает город-порт таким какой он есть. Светящимся, почти космическим, если смотреть с моря. В обычной жизни - некогда отвлекаться на такие вещи. Ты должен учиться, работать, снова учиться и снова работать. И очень плохо, если не умеешь находить во всем этом что-то положительное или что-то особенное. За границей чуть легче дышится в этом плане.  Достать билет, несмотря на относительно малую загруженность в будние дни, все равно тяжеловато
Уже совсем темнеет, холодает, а Гё начинает жалеть о том, что послушала Тэ Хи с этим платьем и радуется, что на ней по крайней мере джинсовка.
— Бесплатный кофе за счет заведения или мои связи в Корее. - касается банкой с теплым кофе щеки, когда суденышко уже отчаливает плавно от берега, оставляя причал позади.
Подходит к железным ограждениям, облокачивается на них локтями.
— Разве это не здорово? - следит за волнами, подставляет лицо морскому ветерку, играющемуся с волосами. — Мы исполнили свои мечты и каждый стал тем, кем хотел. Я, конечно, так и не отыскала Атлантиду, но зато ты можешь летать... Кстати, мне все было любопытно, но я забывала спросить. Почему ты не остался в Америке? Работать в Штатах в любом случае престижнее. Да и твои родители \передавай им привет\ остались там. Так почему согласился и переехал в Корею?

0

4

а ты уже влюблён в осенний Пусан.
ты влюблён . . .

Её бархатный голос разливается внутри, её белое платье с порывами тёплого ветра, одаривает небывалой лёгкостью на душе. Одаривает светлым, золотистым счастьем, ставшим безграничным морем. Подкидывает волнами, волнует сердце. А значки на джинсовой куртке напоминают их прошлое. Прошлое, о котором теперь будут вспоминать с улыбкой, а не с тоской и грустью. Прошлое останется приятным воспоминаниям, уступая место будущему, которое начинается прямо сейчас. Начинается с крепких объятий и маленького удивления. Он крепко обнимает в ответ, потому что тонет в море, а когда тонешь, разве думаешь о том, как смотрят другие? 

мы не в Америке, Гё. 
мы вместе. 

Словно рождён её слушать, слушать вечно. Застывает лёгкая улыбка, лицо пропускает соленные лучи, светится бесконечно. Кто-то из них первым должен поверить, избавиться от ощущения иллюзии и сладкого сна. Он не перебивает, он зачаровано смотрит на красивое лицо подруги и безвозвратно уходит в какой-то небольшой мир, созданный лишь для двоих. Созданный для них.   
Шуршит букет, выпускает сладко-терпкий аромат. Они уходят, оставляя её друзей позади. Не прощается, только кивает и улыбается - слишком увлечён. Идёт рядом, а потом чуть отдаляется, цепляясь за то самое слово. Выживание. Наигранно серьёзный, потому что солнце гонит тучи с лица. Потому что невозможно удержать рвущуюся наружу улыбку и счастливое выражение. Сегодня о ч е н ь светло.   
– Рамён . . . это лапша? – изредка переспрашивает себе под нос, позже решая задать вопросы, когда первая лекция выживания подойдёт к своему концу. Она кажется долгой, шумной, но такой родной и любимой. 
Резко делает шаг назад, уворачиваясь от жаркого пара, доносящего аппетитный аромат. Хлопает большими, удивлёнными глазами, а потом широко усмехается. 
– Призрак, значит? Узнаю свою подругу, – качает головой с видом, кричащим ты безнадёжна
Они идут дальше и Джун с огромным любопытством рассматривает незнакомые улочки, оборачивается на прохожих, пытается читать старенькие, выцветшие вывески магазинчиков и забегаловок. Фото на память. Ты неисправима, дорогая.   
– Нет, так хорошо я умею ловить только тебя. 
А потом он возьмёт её за руку, отводя взгляд в сторону. Тихо посмеётся и снова влюбиться в этот день. 
Прекрасный, осенний день, 
когда мы встретились. 
Пахнет морем и ветер приятно обдувает лицо, играет с её длинными волосами, задевает белое платье. Ветер подгоняет мелкие волны, и они вновь волнуют сердце. Это не Америка, здесь нет небоскрёбов, городской суеты больших городов и каменных джунглей. Здесь есть море, свежесть в воздухе, запах рыбы и какое-то неизведанное им спокойствие. Здесь есть она. Сон Хегё со связями в Корее. Здесь, возле тебя и ты её уже не отпустишь. Держит стаканчик с кофе, смотрит в сторону отдаляющегося берега, а потом разворачивается, опираясь о выкрашенные в белый, перила.   
– Здорово, ты наконец поверила в моё существование как человека? – кидает озорной взгляд в её сторону. 
– Почему . . . – почему не остался в Америке? 

Из-за тебя. 
Из-за тебя, Гё. 
Потому что ты здесь.
 

Только Джунки не признается даже себе. Засматривается на неё задумчиво, чуть хмурится и серьёзность уже не наигранная. Пытается вынуть изнутри что-то, что-то щекочущие. Что-то, о чём сам не знает, но подозревает. Всё из-за тебя.   
– Ты должно быть знаешь, Америка и Корея близки и имеют общие, военные дела. В Штатах престижнее, а здесь можно быстрее получить повышение. И вообще, это государственная тайна, – отшучивается, улыбается, выпивает пол стакана почти залпом и морщится. Горячо.  – Я верю, ты найдёшь Атлантиду. Иначе несправедливо, наши мечты должны исполниться полностью. Теперь мне нужен личный гид и преподаватель, думаю, ты отлично подойдёшь. Я приехал три дня назад и поселился со своим сослуживцем. Но знаешь . . . это были три самых ужасных дня в моей жизни. Ты не говорила, что в Корее любят выпить и главное, умеют неплохо пить, – мимо проходит мужчина с бутылкой соджу и Джун проводит его презрительным взглядом, отворачивается. 
– Если так подумать, сколько мне учиться? Например, язык. Я неплохо говорю на корейском? – последнее на её родном языке и, наверное, слишком забавно. Рядом стоявшая парочка смеётся, девушка прикрывает лицо ладонью, вытягивает недовольный взгляд незнакомца. Отходят в сторону, а он усмехается и допивает остывший кофе.  – Можешь не отвечать, знаю, что ужасно, – громче и с лёгкостью, охватывающей всё тело. Поворачивается лицом к ветру, опускает веки. И это чувство, когда всё хорошо так сложно описать. Это чувство поглощает целиком. Это чувство хочется задержать, запомнить, сохранить. И не будь её рядом, никогда бы не узнал, никогда бы не почувствовал. 
– Я скучал. Правда скучал. Тебя не хватало, особенно летом. Когда впервые поднимал самолёт в воздух, надеялся, что твоя мечта тоже сбывается. Представлял, как ты находишь старую вазу или откапываешь кусочки разбитой посуды. Мне не хватало рассказов о древнем мире и раскопках, честное слово. Поэтому . . . сейчас я счастлив, – забывается и голос утихает, на него будто ложится тёплое покрывало, чуть придавливает. Какой-то далёкий, потерянный взгляд направлен мимо её плеча. Скользит вправо и замирает. Он смотрит в глаза, сияющие глаза, в которых можно насчитать тысячи дрожащих звёзд. Глаза, как тёмно-синий, небесный океан, как море, в котором точно утонешь. Даже если они просто друзья . . . Потемневшая синева затягивает небо, море гонит холодный ветер и так незаметно наплывает вечер. Так незаметно прошёл день с тобой. Так незаметно крадётся тоска и печаль, потому что скоро придётся расстаться. До завтра? До выходных? Одно лишь тешит - теперь рядом, в одном городе. 
– Пусан красивый, правда в темноте плохо видно и освещение так себе. Ты должна мне ещё одну экскурсию, – уверенно и требовательно. Всматривается в мелкие огоньки на берегах. Совсем мелкие, как потерянные светлячки, в ночном пространстве. Джунки оборачивается, видит, как мужчина складывает клетчатый плед. Просит одолжить, а мистер Ким говорит, что знает Гё и будет ждать вещицу обратно. Ещё одна причина вернуться. Накидывает на её плечи, потому что осенние вечера холодные, особенно в море. 
Под светом фонарей берег приобретает свои чёткие очертания - домики, покачивающиеся судна у причала, уходящие ввысь улочки и ступеньки, пестрящие удивительными рисунками. Улыбается, будто возвращается домой после долгого, очень долгого плавания. Спускается первым, подаёт ей руку, потому что темно. Потому что . . . В стороне пляж под фонарями и городскими огнями, выглядит покинутым, одиноким. Едва освещённый, заманивает шумом прибоя и медленно выплывающей луной из-под серебряного облака. Смотрит на Гё, улыбается и ведёт в сторону пляжа. Оборачивается, подмигивает новому знакомому. Мы вернём плед. Осенними вечерами людей слишком мало или вовсе нет. Джунки замечает лишь девчушку с плетённой корзиной, спешащей куда-то. А в корзине несколько коробок бенгальских огней. Останавливает, пытается говорить на корейском, протягивает недавно разменянные доллары на воны.   
[float=left]http://funkyimg.com/i/2vPpV.gif[/float] – Вам нужно пойти в школу, – выдаёт важно, прячет купюру, протягивает зажигалку и убегает, оставляя за собой звонкий смех. – Буду сидеть с ней за одной партой, – поднимается с колен, стряхивает песок и открывает продолговатую упаковку.  – Звёзд сегодня мало, будем светить им, – вручает ей две палочки.  – Ты же не боишься? – опускает настороженный взгляд, щёлкает зажигалкой и маленький, озорной огонёк цепляется за тонкий факел. Потом вовсе падает на песок, вынимает ещё две палочки и поджигает, держа в одной руке. Протягивает к тёмному небу, наблюдая за фонтаном горячих искорок. Они шипят, брызгаются, дрожат и испускают янтарно-золотой свет. Зарождается ощущение совсем маленького, крохотного праздника. Искры рассыпаются по небу, будто далёкие звёзды. И ты хочешь навсегда сохранить этот день, этот вечер в дневнике сердца. Потому что поворачиваешь голову и теперь смотришь на неё. Возле тебя всегда сияет звезда. Одна и самая яркая. Признай уже, тебе не безразлично, когда её лицо меняется в эмоциях. Признай, тебе всё н е б е з р а з л и ч н о.   
[float=right]http://funkyimg.com/i/2vPpU.png[/float] – Где же звёзды? Нужно больше света? – тебе двадцать три, и ты можешь быть немного наивным, немного ребёнком. Ты можешь верить, что, если светить звёздам - они ответят. Действительно, он зажигает больше огней, вытягивает руки и улыбается собственному ребячеству. Красная точка засверкала в золотых искрах - самолёт. Вздыхает, водит руками, искры едва успевают бежать за тонкими фитилями. 
– Наверное, тебе завтра на учёбу, но я не хочу расходиться так рано. Ты можешь пропустить пары? Или это слишком . . . ? В любом случае, обещай, что выходные мы проведём вместе, – опускает руки и водит постепенно угасающими палочками напротив лица.  – Ты толком и не рассказала, как жила всё это время. Говоришь, здесь принято задавать личные вопросы? У тебя . . . наверное, у тебя всё время было занято учебой, да? – он и сам не знает, почему спрашивает, почему вдруг интересна личная жизнь подруги. Огоньки растворяются в темноте, остаётся дымок, уносящийся ветром в сторону волнующегося моря. Слишком любопытный, и что ты хочешь услышать?
– Давай . . . – поедим рамёна? Никто не говорил, что учиться жить заново легко, ведь так? Попытка мгновенно сменить тему обрывается, он неловко закусывает губу и бегает глазами по едва заметному горизонту. 
– В такое время работают закусочные? – не дожидаясь ответа поднимается с нагретого песка, помогает ей встать и широко шагает к ряду светящихся окон. А позади большие и маленькие следы. Позади вдруг загораются звёзды. Они ответили.   

– Всего полчаса, вы можете задержаться на полчаса? – умоляющий взгляд, забавный акцент и совершенно другие манеры. Женщина, настроенная против, внезапно смеётся, хитро поглядывая на Хегё. 
Ладно уж, делайте заказ, поработаем на часик дольше, – будто одолжение, окатывает серьёзным, прохладным взглядом и скрывается где-то на кухоньке. Джун довольно улыбается, садится на мягкую подушку под широким окном. Всё в лучших традициях Азии и вид на пляж. В тёмно-синем свете видно, как пенится море, как луна пускает ровную полосу мягкого света и как отвечают звёзды на их бенгальские огни.   
– Таки показались. Нельзя было чуточку раньше? – обижено смотрит на небо сквозь начисто вымытое окно. Молодая девушка приносит две порции супа с морепродуктами и аромат в один миг заставляет подумать о его превосходном вкусе. Он влюблён в здешнюю еду, хватило всего лишь одного дня. Потирает ладони, берёт железную ложку и рассматривает внимательно.  – Хорошо, что не палочки. По секрету, я так и не научился ими есть, поэтому никогда не ходил с друзьями в китайские рестораны. Теперь это неизбежно, – усмехается, опуская ложку в горячий бульон. А в небольшом зале забегаловки совсем тихо. Столики и подушки пустуют, на кухне гремит посуда и два голоса: молодой и постарше. Если бы не увлечение, захватившее целиком и полностью, подобрал бы то самое, подходящее слово идиллия.
– Спасибо. Мне понравился Пусан. 

Понравился . . . 

прекрасен лик звезды с прозрачным взором,
когда она, не рдея, не скорбя,
и зная только небо и себя,
струит лучи нетающим узором,

средь дальних звезд, поющих светлым хором.

 
 

0

5

     Когда я обняла его, я услышала, как бьётся моё сердце.
Звук был такой, как у больших часов.
               Это был звук начала моей новой жизни...
Просто я не сразу это поняла.

Где-то вдалеке (видимо из маленького ресторанчика) слышится музыка. Знаете музыку с саксофонами, которую можно услышать где-нибудь на улице и сразу проассоциировать с каким-нибудь рестораном на берегу моря – вот, примерно такая. И пока морской ветерок продолжает обдувать лицо, забираясь под джинсовку, которую, уже вроде бы застегнула уже на все маленькие, металлические и постоянно побрякивающие пуговицы.
— Пф, не очень-то и хотелось. Кто-то стал очень важным! – тянет слово «очень», щурится и притворно хмурится. — Конечно! Возьму на себя ответственность за твое обучение. Возьму половину цены за репетиторство мы ведь так долго знакомы. Что? — невинно хлопает ресницами. — Ты знаешь как у нас тут туго с деньгами? А я, между прочим, в отличие от некоторых, не принцесса. Так что, — протягивает ладонь, будто уже собирается на полном серьезе получить свои первые чаевые, — дай пять и будем считать, что заключили трудовой договор!
При упоминании алкоголя Гё усмехается, потому что сразу вспоминает свое знакомство с жидкостью в зеленых бутылках, которое произошло вместе с ее совершеннолетием, а до этого являвшемся своеобразным табу. Поэтому, её первым желании по достижению корейских 20-ти было попробовать соджу, которое на деле оказалось горьким и обжигало горло. С непривычки на следующий день голова по швам расходилась и смотреть на соджу в первое время без рвотных позывов было сложно. А с возрастом привыкаешь к этому своеобразному вкусу, который на время избавлял от всяких переживаний \если выпить побольше\
— А супчик от похмелья? Ты привыкнешь, если поживешь тут год. У нас просто тяжелая жизнь. А алкоголь, иногда, спасает. – какое-то подобие грусти, которое мгновенно улетучивается с лица. Сегодняшний день, полный сюрпризов, не заслуживает грусти. Если можешь улыбаться – улыбайся. — Нужно будет как-нибудь выпить вместе! Теперь нам уже есть по 18 и нас не смогут посадить под домашний арест.
\\Мои первые английские слова тоже были далеки от идеала, непослушный язык спотыкался о каждое слово и я удивляюсь, как люди догадывались о том, что им лепечет 12-ти летняя девочка азиатской наружности со стрижкой. Поэтому, разве я могу критиковать твое произношение? Разве могу смеяться над тобой? Конечно нет. Для меня – все даже неплохо\\
— Вспомни мой английский и не переживай. Если постоянно практиковаться, то все придет. У меня же выходит, так? – отвечает на английском, пусть и знает, как тяжело убрать из речи какой-либо акцент. Но ведь даже в легком акценте есть какая-то прелесть, разве не так? — О? Что это за улыбки?  Ты ведь подразнить меня сейчас хочешь?   
Отбирает стаканчик с кофе, со смехом и словами что «совсем разучился делиться, а тут может принято». Где-то внизу лениво лижут корпус корабля соленые морские волны. Где-то на небе луна прячется за облаками серебристыми, а где-то впереди горит, сияет тысячами огней ночной Пусан. Пожалуй, теперь её очередь показывать свой мир, в котором провела всю сознательную жизнь. Мир, лишь в некоторых отдаленных чертах похожий на Америку, но по своему прекрасный мир. Где-то там, недалеко от пляжа должна светить теплым желтоватым светом закусочная родителей, которая совсем скоро закроется. Гё выросла с запахом моря в волосах, помогая матери разносить тарелки с дымящимися супчиками и кашами за низкие столики. Родители всегда говорили, что «ты должна учиться, ты не обязана этого делать», но какой нормальный ребенок сможет просто сидеть на месте и смотреть, как мать обклеивает спину обезболивающими пластырями каждый вечер, каждый вечер разогнуться не может, пытаясь заработать лишнюю копейку, а отец никак не может откашляться, окончательно простыв под пронизывающим морским ветром, каждое утро привозя в порт свежей рыбы. Мир Хе Гё  не был таким красочным, возможно поэтому, она говорила о нём чуть меньше, не желая нагружать остальных серыми подробностями бытия. Может поэтому с детства любишь все эти истории о таинственных городах, о богах и богинях, потому что они не_реальны?
— Ммм, если хочешь я могу хоть каждый день рассказывать что-нибудь про раскопки, древности, египетских фараонов и римских легионеров, попутно описывая во что они одеты. Или мифы о похождениях Геракла. Смотри – быстро надоем, все мои друзья просят перестать уже. – секундное молчание, отворачивается, наблюдая за тем, как от движений воды подрагивает лунная дорожка белая. И потом добавляет, глядя куда-то вперед. — Я тоже очень скучала. Честно. – поворачивается к нему, смотрит тепло. — Но теперь я не буду скучать. И грустить не буду. У меня есть астры, как у Персефоны и ты, как у Сон Хе Гё. Пожалуй, я везучее чем местные древнегреческие боги!

— Это всё из-за луны. Если бы ночь была безлунной, наверное можно было бы увидеть осеннее звездное небо. Это луна во всём виновата.
Мягкая, почти плюшевая материя сборится в руках, в её попытках закутаться в плед полностью. Гё обожает мягкие вещи, в которые хочется укутаться, словно в материнские объятия. На самом деле почти не холодно, осень в Корее всегда теплая, но ночи все же прохладные. Но она не жалуется, наблюдая за тем как отскакивают в темное небо, исчезают мгновенно, похожие на маленькие золотистые звездочки.         
— Мои бенгальские огни всегда горят дольше! - сообщает, будто это какое-то достижение, а ей все еще 12, а не 22. — Только посмотри. Только вернулся, а подбивает меня на прогулы! Вот же... - качает головой, изображая разочарование. Последняя искорка шипит, фырчит и гаснет. — Ваа, Сон Джун Ки, а ты быстро учишься! - большой палец вверх. Ну, это же вроде как классно, после чего легонько пихает в плечо, выдавая обиженное: — Ну я же не совсем заучка, пусть и не хочу пропускать учебный день! Да, у меня не особенно много времени на свидания и сейчас как такового парня у меня нет,
но мне всего двадцать два, в конце концов. Или ты не об этом? Мы после учебы с друзьями ходим в один ресторанчик поесть куриных лапок с пивом или в караоке. Все любят караоке... А еще мы ездили в Бразилию с группой. В последнюю экспедицию я не смогла поехать из-за отца, он попал в больницу с пневмонией... Моя жизнь... В норме. Не умею рассказывать о себе, ты же знаешь. А вот о вазах 12-ого века, пожалуйста!

Она слишком любит подшучивать сама над собой и слишком легко переводит темы. Впрочем, не она одна.
Где-то сзади одна за другой закрываются закусочные и в голове пролетает мысль, что нужно забежать к родителям, мать все равно собиралась передать кимчхи и еще какие-то закуски, которые наготовила для дочери, которая арендует квартиру и, с каждым днем, выглядит все болезненнее и болезненнее \хотя я поправилась на два килограмма\. И, заодно, можно и встречу с Джуном им организовать, о котором они слышали на протяжении 6 лет, но так и не встретились, даже в свою единственную поездку в Америку. Но не успевает предложить такой вариант, потому что мысли друга скачут чуть быстрее, потому что она за ними не успевает.
— Джун, это... - мнется, не зная смеяться во весь голос или извиниться. Потирает затылок, как будто это поможет крови к голове прилить и что-то придумать. Посетителей в такое время суток конечно же нет, да и кто будет работать в такое время суток. Видит любопытный взгляд матери, чувствует её немые вопросы, когда на столе кроме всего прочего появляются какие-то дополнительные закуски. — Я отойду на секунду. - легко проскальзывает на кухню, сталкиваясь с матерью чуть ли не нос к носу. И ведь наверняка понесутся разговоры вроде: "А кто это?", "Ты раньше никогда никого не приводила" и т.д. Отец обычно говорил что-то вроде: "Ей рано - пусть доучится, отстань от неё". И честно, мама ведь первая решила не выдавать своей роли. Она, почему-то иногда думала, что их можно стыдиться, поэтому когда Гё в первый раз привела в закусочную друзей с группы, вообще не появлялась на виду. Глупость конечно неимоверная. А сейчас Хе Гё просто казалось, что момент упущен и вообще все будет очень неловко. 
— Мам - это Джун, да тот самый, я обязательно все расскажу, но позже и не надумай ничего! Подозревать нас  в чем-то все одно, что подозревать в чем-то брата и сестру, я заберу кимчхи завтра после пар, спасибо, люблю тебя.
А когда выходит из кухни, видит отца, который очевидно не стал дожидаться, когда жена вернется из закусочной и пришел сам.
— О, дочка и ты здесь!
Здесь должна заиграть какая-нибудь очень комичная музыка, а смех, который сдерживала все это время вырывается таки.
— Прости-прости! Я хотела тебе сказать, но ты прочитал мои мысли и в общем это просто очень забавно! - обращается к Джуну, отсмеявшись, вернувшись на свое место и заявляя, что суп очень вкусный и периодически понимая, что взгляд отца становится все подозрительнее и подозрительнее. — Пап, у него же будет изжога, если ты продолжишь так смотреть. Лучше с нами поешь, я принесу приборы, а вы познакомитесь. Хотя большую часть истории ты знаешь. И маму позову.

Гё размахивает забавной розовой сумочкой, в которую составила контейнеры с закусками. На улицах города безлюдно, удивительно тихо, поэтому гулять ночью по улицам это вообще одно удовольствие. И как-то даже никогда не закрадывалось мысли, что может случиться что-то плохое, из-за угла выскочит кто-нибудь и потребует отдать ему телефон и деньги.
— Не дуйся, я знаю, что должна была сказать про то, что мы в нашей семейной закусочной. Но папа сказал, что ему нравится твой корейский! Честно! Просто знаешь. Так уж повелось. Даже если бы к нам зашел Ричард Гир параллельно со мной, мама решила бы, что он мой будущий жених. А это, знаешь ли неловко, ведь я не Джулия Робертс. О, пришли!
кивает на свою типовую многоэтажку. И уже на ступеньках где-то разворачивается на пятках, машет рукой: — До завтра!
Приятно прощаться зная, что вы ещё увидитесь...
Завтра и послезавтра и послепослезавтра...
Всегда
http://funkyimg.com/i/2vRmd.gif http://funkyimg.com/i/2vRme.gif
В библиотеках на самом деле никогда не стоит идеальной тишины вопреки сложившимся стереотипам. То и дело между стеллажей снуют студенты и старшеклассники, кто-то рядом тихо зубрит какие-то формулы, бормочет их себе под нос. Скрипят ручки о тетрадные листы, кто-то набрал столько книг в руки, что не может их все унести и роняет в итоге всю стопку с грохотом и все громко шикают на него. И Гё, обычно, полностью уходя в дебри научных изысканий в области истории и археологии, что вообще вокруг себя не замечает. Иногда доходит до того, что она и засыпает в библиотеке \и так делаю ни я одна, некоторые приходят сюда именно с этой целью\, а потом Тэ Хи настойчиво трясет за плечо, сообщая о том, что пора бы закругляться.
Сегодня Гё совмещает два дела одновременно - делает реферат и параллельно, как и обещала, помогает Джуну с корейским. И ей совсем не трудно, потому что ей, в принципе, нравится а) кому-то помогать; б) объяснять \пусть даже на пальцах\ и учить. Быть полезной - это здорово. Ей удалось найти свои старые учебники по корейскому, какие-то записи, да и все было не настолько плохо, да и Джун был достаточно способным учеником. И Гё в шутку спрашивает, не обманывает ли он её насчет своих познаний в корейском?
— Закончил? Давай посмотрим... - откладывает свои бесконечные листочки в сторону и пододвигается ближе. Нос щекочет что-то, а она остается серьезной, вглядываясь в строчки, говорит негромко: — Вот тут условное наклонение, значит нужно другое окончание. и суффикс тут должен быть прошедшего времени. А так, все правильно... А еще вот тут... - продолжает объяснять, водит пальцем по учебнику. — Но ты молодец. Дай пять! - подставляет ладонь, улыбается, возвращаясь к своим конспектам.  — Мне нужен еще где-то час, а потом можно будет сходить куда-нибудь. Идет?
\\Я говорила, что часто засыпаю в библиотеках, потому что книжная атмосфера слишком потрясающая? А еще потому, что нужно рано вставать, чтобы успеть в университет, а я всегда допоздна вожусь то со своей домашней работой, то помогая хубэ с их проблемными местами. Поэтому, когда можешь хотя бы немного расслабиться даже за писаниной не очень срочной - мозг отключается и я вместе с ним.\\
Клонится голова, а вместе с ней и все тело, катишься куда-то в бок, ища точку опоры, периодически все же храбро борешься с надвигающейся на тебя дремой, но проигрываешь. Проигрываешь, когда глаза закрываются уже совсем окончательно и ты засыпаешь поверхностным сном, бормочешь что-то про керамику во сне, а потом и вовсе затихаешь, вполне удобно устроившись на плече Джуна.
— Господи, я проспала все, что могла... - потягивается, наклоняет голову то к одному плечу, то к другому. — Почему не разбудил? - улыбается легко, смотрит на часы. В принципе, ещё не всё потеряно. — Так что пойдем! У меня снова есть то, на что стоит посмотреть! Я говорила, что мы очень любим фестивали?
На открытом пространстве недалеко от моря собрались любители воздушных змеев всех возрастов.
Рыбы и осьминог плывут по небу, словно земля перевернулась, и море оказалось прямо над головой. Воздушное море, где место найдется и для птиц, и для русалок. А воздушный кит длиной 30 метров — самый большой в Корее. Фестиваль, на котором можно не только любоваться красочным зрелищем, но и при желании попробовать сделать и запустить свою модель. Профессионалы и любители с одинаковым азартом ловят ветер. Дети ликуют, а у взрослых вдруг нахлынули воспоминания. Под ветром цветные лоскуты обретают форму, и небо, кажется, начинает оживать.
— А вообще воздушные змеи появились в Китае и были призваны отпугивать врагов, потому что имели достаточно грозный вид... И да, запускать их я никогда не умела! - после очередной неудачной попытки запустить самодельную игрушку. —Полёты это по твоей части, так?

0

6

Джун, это ужасно неудобно.
Н е у д о б н о.

Он не пытался что-либо подозревать и был немного [много] шокирован столь неожиданной встречей с её родителями. Зародилось чувство, будто его оценивают и пытаются понять, годная ли кандидатура для дочери. Слегка [нет] неудобно, неловко, волна мелкой дрожи и изредка передёргивает. Однако он доел порцию, вкусного, весьма аппетитного супа и от души поблагодарил. Старался чаще улыбаться, смеяться, шутить и делать вид, что шутки старших довольно забавные. Боже, как неловко. Господин Сон оказался приятным человеком, в действительности, и чуть расслабившись, Джунки перестал считать эту ситуацию уж слишком смущающей. Вот и познакомились, чуть ближе. Правда, на Гё посмотрел, сощурив глаза, обиженно и недовольно. Кинул обиду. Молчал половину пути, делал вид что рассматривает рисунки на стенах, освещённые ярким светом уличных фонарей.   
– Верно, ты не Джулия Робертс, ты красивее, – смело заявляет и кивает для убедительности. 
– Ладно уж, твоему отцу я всё равно не верю, а суп был вкусным. Я хочу чаще встречаться с твоей семьёй, просто так. Вот где ты живёшь, – вскидывает взгляд к самому верхнему этажу, ищет номер и удивительно, как не замечает сразу большой цифры на табличке. 
– Спокойной ночи, Гё. 
И ты впервые машешь, разворачиваешься и уходишь с улыбкой на лице. Потому что знаешь, завтра вы встретитесь снова. До завтра осталось всего ничего, по сравнению с долгими годами расставания. Уже завтра. 

Я так счастлив, Гё. 
Так счастлив.

Правда, вместо того, чтобы спать, он крутился на жестковатом матрасе и прокручивал своеобразную плёнку воспоминаний в голове. Вспоминал её слова, рассказы о самой себе. Значит у тебя никого нет, и ты увлечена учёбой. Значит у тебя всё нормально. Значит . . . 

Он проснулся ровно в восемь, приготовил привычный, американский завтрак и прочёл несколько страниц учебника корейского. Краем глаза наблюдал за сослуживцем, кривился и качал головой, спрашивая разве можно так
Ничего ты не понимаешь, уже завтра мы попадём в ад. Служивым запрещено пить, не знал? Да что ты знаешь! Свидание в библиотеке, не слишком? – он развалился на диване и опустив веки, рассуждает о жизни, о службе, о личной жизни новоиспеченного друга. Он мало понимает в стиле американской жизни и смотрит как-то недоверчиво. Получает такой же недоверчивый взгляд в ответ, от молодого человека с белым, поджаренным хлебом в руке.   
– Свидание? Мы друзья! Мы лучшие друзья, о чём ты вообще? – возникает и не замечает, как повышает голос с волной возмущения. Отставляет чашку с недопитым кофе, оставляет надломленный тост и половинку свежей клубники.   
– Я спешу и убери пожалуйста, эти зелёные бутылки из-под дивана. 
Зануда!

Ещё весной ты тоже был студентом, ходил по рядам бесконечных стеллажей, выискивал книги о сложных полётах и строениях летающих суден. Помнишь сладковатый запах книг, пожелтевшие страницы, следы случайно пролитого кофе. Помнишь забытые признания в любви на бумагах и обрывках газет. Засохшие кленовые листы, рассыпающиеся в руке. Немного романтично, немного уютно и немного ностальгия. Пусть будущий лётчик больше проводил времени в практике и полёте, библиотека оставила каике-то очаровательные воспоминания. А особенно тот зимний поцелуй парочки, которая решила, что закрыться книгой — удачная маскировка. Почему-то улыбается, смеётся в кулак и возвращается всеми мыслями к заданию. Внимательно слушает, точно вернулся за парту и окутывает приятное чувство, когда что-то получается. Приятное чувство после её похвалы. Хлопает ладонью по её, выражая полное, глубокое удовлетворение.   
– С таким учителем как ты я быстро выучу корейский. Ты была бы хорошим преподавателем, – задумчиво, будто высматривая что-то в учебнике. Берёт разноцветные листочки и переписывает всё, о чём Гё говорила минуту назад.  – Идёт, – немного отстранёно, потому что слишком увлечён уроком. Глубоко погружается, запоминает, заучивает и не замечает, как она закрывает глаза, как мягко приземляется ему на плечо. Почувствовав тяжесть, переводит недоуменный взгляд, а потом лицо плывёт в нежной улыбке. 

А ты знала, Гё, что во сне очень милая? Наблюдать за тобой одно удовольствие. Ты так очаровательно сопишь и кажется, тебе снится что-то хорошее. Я не скажу тебе, что рассматривал твоё милое личико до того момента, когда ты проснулась. Я и себе не скажу, что ты меня очаровала на эти полчаса.   

– Должно быть, ты не высыпаешься, нужно больше отдыхать. Почему ты так много учишься? 

[float=left]http://funkyimg.com/i/2vRPN.png[/float] Небо. Кажется, ты всё знаешь о небе. Ты влюблён в небо. Определённо твоя стихия. Определённо то, чем ты увлечён, о чём ты можешь много говорить, читать и смотреть. Любишь смотреть на небо и представлять себя в полёте. Атмосфера захватывает, перевёрнутый океан восхищает разнообразием морских созданий. Гармония неба и моря. Восхищённый взгляд Джуна плавно переходит с одной фигуры на другую. Её голос словно звучит свыше, словно небо заговорило. Очнувшись, точно спускается с небес на землю и кивает.   
[float=right]http://funkyimg.com/i/2vRPP.png[/float] – Конечно, я был одним из лучших учеников в академии, поэтому можешь доверять мне, как профессионалу. Ничего более лёгкого не существует, – улыбается, рассматривая продолговатую, бледно-оранжевую рыбу.  – Погода подходит, ветер что нужно и пространства достаточно. Главное, поймать волну и никаких хитростей. Возьми верёвку и отойди на метров десять, я скажу, когда достаточно, – вручает ей катушку с верёвкой, привязывает к игрушке и отсчитывает, сколько прошла Гё. Становится спиной к ветру, и после достаточно, выпускает рыбу в море. Волна тёплого и ласкового ветерка подхватывает, подкидывает и теперь всё управление несложным изобретением было в руках девушки. 
– Если захочешь отпустить, просто отпусти, – не спеша подходит к ней, смотрит задумчиво и вдруг, срывается на бег. 
– Догоняй! – задевает её, смеётся и убегает как настоящий мальчишка. И когда они бегут вдоль шумящего прибоя, за ними парит в небесах оранжевая рыба. Что-то удивительное, необычное, нереальное. Что-то из её любимых сказок и мифов. Рыбы в небесах. А он смеётся, уворачивается, пытается снова убежать на несколько метров, будто если она догонит, дотронется — остановится и заледенеет. Старые, детские игры, но почему на душе так легко и светло?   

– Теперь ты умеешь запускать змеев. Тебе никогда не хотелось побывать на их месте? Хочешь полетать? – берёт за плечи и разворачивает в сторону, где рисовалась невообразимая картина. На ровную площадку приземляются аэростаты — большие, воздушные шары с корзинами. Джунки не раздумывал долго, рванул вперёд и взялся расспрашивать одного из организаторов. Усердно доказывает, что учился в авиационной академии и соображает в лётных аппаратах. После сокращённой лекции о строении двигателя, мужчина согласился [пошёл на риск] доверить управление молодому человеку. Выслушав инструкцию до самого конца, кивает с уверенностью и отсутствием даже тени страха. 
[float=left]http://funkyimg.com/i/2vRPR.gif[/float] – Я самостоятельно управлял самолетом, с этим точно справлюсь, – хлопает по плечу, переводит взгляд на Хегё. Забираются в корзину следуя всем инструкциям и когда поток газа заполняет пёстрый шар, корзина постепенно отрывается от прогретого солнцем, песка. Джун мгновенно вживается в роль пилота, чувствуя огромную ответственность. Дух захватывает, увлекает и вводит дозу адреналина в молодую, бурлящую кровь. Два метра, три метра, пять.   
– Шарльер поднимается на одиннадцать километров и даже выше. Ты можешь мне полностью доверять, потому что однажды я прокачу тебя на самолёте, – важно, увлечённо, он просиял, выглядывая за борт. [float=right]http://funkyimg.com/i/2vRPU.gif[/float] Они словно погружаются в небесный океан, плывут среди рыб и морских созданий, плывут выше, следуя потокам ветра, который уже утихомирился. Поэтому воздушные змеи растворяются, возвращаются на землю, а воздушные шары взмывают один за другим. Высота почти птичьего полёта, завороженно смотрит на мелкие домишки, деревья, переплетения улочек. Пусан кажется игрушечным, только протяни руку и можешь всё изменить, можешь построить новый город. Всё кажется нереальным, маленьким, ненастоящим, когда поднимаешься в воздух. Чувствуешь какое-то превосходство, величие. Завидуешь птицам, потому что понимаешь — они живут в ином мире. Мир где просторно, где свободно дышится, где воздух не_отравлен.   
– Как тебе? Неплохой способ увидеть весь город сразу, правда? Я хочу побывать воон там, и туда бы сходить. В Пусане даже горы есть? Нам будет чем заняться в выходные, – водит рукой, указывает пальцем будто показывает точки на карте. Однако самое невероятно их ожидает лишь впереди. Обернувшись, наблюдает как чистое, голубое небо впитывает нежный, персиковый оттенок. Наплывают вечерние, золотые облака и их аэростат словно замирает на линии горизонта. Нежные оттенки переливаются в янтарный, багровый, напитываются насыщенностью и контрастом. Они встречают закат в небе — это нечто невероятное. Вскоре он осознаёт, что подобные моменты запечатлеются навечно, если рядом будет нужный человек. Самый нужный человек. Если рядом будет она — его лучший друг, его солнце, источник сил и вдохновения. 

Я не скажу нам, что ты вдохновляла меня на полёты.
Я не скажу, что думал о тебе, когда впервые было страшно.

Просто ты моя вечная сила.

Их невероятное путешествие в небе завершается, корзина плавно опускается, касаясь уже остывшего песка. Летательный аппарат закрепляют, потому что тот, легче воздуха, всё норовит взлететь и остаться в полёте навечно. Джун выбирается первым, по дружеской привычке помогает ей, придерживая за тонкую талию. Любопытно, его должны захватывать эмоции, перекрывать дыхание, должны рваться наружу рассказы и впечатления, но он молчалив и спокоен. Он глубоко вдыхает и провожает закат плотного, насыщенного цвета.   

– Было здорово, и я снова благодарен тебе за всё. Обещаю выполнить домашнее задание и быть хорошим учеником. 

А завтра начнётся тот самый ад, завтра ты проснёшься ровно в четыре, ведь не имеешь права опоздать на торжественное приветствие новобранцев. Познакомишься со своими сослуживцами и командой, пройдёшься по огромной базе и поднимаешь самолёт в небо, потому что командование изъявило желание проверить твои навыки. И ты невольно вспомнишь вчерашний день, удивительный полёт под закатом и её улыбку. Совершишь крутой вираж, выслушаешь похвалу и критику в свой адрес, прочтёшь пару страниц учебника по корейскому языку. Потом, не переодевшись в повседневную одежду, под вечер заявишься в забегаловку где пахнет соджу и жареной курочкой. Ведь Гё обещала весёлый, запоминающийся надолго вечер. Три круга? Что это? Он ёрзает на месте, не терпится узнать, не терпится излить душу и пожаловаться на старшего, который начал донимать с первого же дня службы. 

Просто ты до ужаса соскучился.
Просто она твой друг. 
Просто . . . вы ведь виделись ещё вчера.

0

7

Мой день тоже не заладился. Всё из-за этого чертового группового проекта, над которым должна была корпеть вся группа, а в итоге все свалили на меня. А в довершении всего даже от преподавательницы, "ведьмы Чон", досталось именно мне, ведь: "Суть проекта - это работа в группе, а не в том, чтобы сделать всё самой. Я прекрасно знаю о твоих способностях, но что делать с тем, что твои напарники в теме вашей работы ничего не понимают?" Я ужасно везучая. И когда пришла в голову идею про "три круга", то даже не думала как она кстати окажется. Ведь у нас в тех случаях, если тебе грустно, если у тебя проблемы - напейся. Или пройди "три круга". Как-то так.
— Куда навострилась так быстро? - Тэ Хи ловко подхватывает под руку уже у самого выхода, где-то сзади маячит Мин Чжун. — Если решила напиться без нас - то это нарушает кодекс дружбы. Так что так и быть. Составим тебе компанию!

— Вот это да! Мы же летим! Действительно летим! Правда ведь летим! - подпрыгивает, всплескивает руками, прихлопывая в ладоши, находясь в состоянии какого-то детского восторга и не стесняясь его при этом очень громко и активно выражать. — Всё такое маленькое! И это совсем не так, как в пассажирском самолете. Почти как птицы! Мне нравится, очень нравится! Честно-честно! - на выдохе, захлебываясь своим восторгом и прикрывая глаза, пропуская чуть влажный воздух сквозь пальцы. — Даже лучше чем сцена из "Титаника"! - на полном серьезе.
\\А ты знаешь, я ведь мечтала полететь. Как тот самый Икар, который в итоге рухнул на землю. Я ты знаешь, ведь летала я именно с тобой. Что в прямом, что в переносном смысле\\
И кажется, будто можешь потрогать вот это облако, которое похоже на рожок ванильного мороженного, а вот это на большого белового медведя с открытым ртом. Неба все такое же далекое, но близкое одновременно. И так прекрасно, что живешь в такое время, когда люди действительно могут подняться к этим небесам, прикоснуться к звездам и обогнать звук. Этот небесный мир совершенно прекрасный, необычный. И совсем не такой, каким представляется из окон иллюминаторов. Он куда более живой. Гё благодарна за возможность просто жить, жить и каждый раз узнавать что-то такое, чувствовать каждой клеточкой своего тела, как небо проход через тебя, через твои легкие.
Выпрямляет спину, подходит ещё ближе к краю корзины, расправляет руки.
Она была в полном восторге.
— Нет, Джун, ты определенно потрясающий, знал об этом? Ты ведь теперь каждый день летаешь! Все же ты необыкновенно потрясающий! - кричит в открытое небесное пространство, а дух все еще захватывает, сердце бешено колотится. — А я могу как в "Титанике" прокричать "Я Король мира!" или это будет через чур?   
У неё по коже золотистый солнечный свет растекается, а небо меняется от нежно-персикового до насыщенно-оранжевого. В погоне за платными развлечениями мы часто не замечаем самого приятного. Того, что есть всегда, каждый день.  И хочется крикнуть, хочется заявить: "Ну же - вот оно, настоящее чудо! Почему никто не видит?"
Трепетные, нежные, щемящие чувства. Почти как описывают любовь. Невероятно.
Все дело в том, что это именно не игра контрастов, а плавный полет мягких и ярких одновременно красок.  Это своеобразное торжество жизни во всех проявлениях – не только раннего утра, полного энергии, но и благородной старости... И напутствие каждому не держаться за земные ценности. Торжества всего высшего над приземленным.
Свет играет с нами, вовлекая в свою неповторимую симфонию.  Красота заката плавно, но неумолимо меняется. Вот еще только что вид был тем же, что и полчаса назад. А уже секунду спустя становится совершенно другим. Эти немыслимые, метафоричные, многозначные перемены – то медленные, то мгновенные. Поистине, закат – самое красивое время в течение всего времени суток. О нем рассказано столько мифов, а сколько стихов \одна Гё знает около сорока\. 
— Я всегда думала об этом и... не думаешь, что наша жизнь удивительна? Мир, где мы живем удивительный. Как здорово,
что мы живем. Как здорово, что мы живы, Джун!

И смеется, продолжает ловить вытянутой рукой что-то, что-то одной тебе понятное.
И даже пусть хоть весь мир под тобой решит - ты ненормальная - пусть. Пусть ненормальная. Зато счастливая ненормальная.
И даже когда ноги снова ощущают под собой твердую поверхность, землю, в которой ты так любишь копаться \потому что так всегда было я-Земля, а ты - Луна, пусть это и странно\, все равно чувствуешь невероятную легкость в конечностях, да и во всем теле сразу, колени пружинят. И в отличие от Джуна, удерживать свои эмоции не выходит. Ведь в отличие от него она летает только на пассажирских самолетах раз в год в лучшем случае. Она спрашивает, снова возвращается и мыслями и словами к полету, делится, разделяет, но восхищения скрыть конечно же не может. Потому что все рвется наружу разноцветным, ярким фейерверком, искрами, похожими на те искры, что отлетали от бенгальских огней. Гё очень легко воспламеняется, но при этом это не опасно. Как всё тот же бенгальский огонь. Гё горит , но не сгорает.

— Обещаешь значит? Скрепим? - берется за мизинец, переплетает со своим. — Теперь все официально и ты не сможешь так просто от меня отвязаться. А если я за что-то берусь, то обязательно довожу дело до конца. Так что, если ты не заговоришь по-корейски лучше меня - я побреюсь и уйду в монастырь! - смеется, машет рукой, поднимаясь по ступенькам.
Вприпрыжку  

[float=left]http://funkyimg.com/i/2vTAk.gif[/float]Гё топчится у входа в их любимую студенческую забегаловку, где и цены не кусались и еда была вполне съедобной. Запрокидывает голову к небу, умоляя последнее, чтобы друзья \речь идет о Тэ Хи в первую очередь\ не сморозили а) глупость; б) не приставали и не липли с глупыми вопросами.
Подруга усмехается и заходит первой, а им с Мин Чжуном остается только последовать за ней. Тэ Хи в своей ярко-оранжевой кожаной куртке с постоянно бряцающими замками и черных джинсах, порванных на коленях, сумкой своей с аппликациями - ее трудно из виду упустить, да и забегаловка небольшая. А на Хе Гё всё та же джинсовка, потерявшая свой первоначально яркий голубой цвет и ставшая куда светлее после многочисленных стирок, в водолазке, с пучком каким-то на голове. Гё всегда считала, что на фоне Тэ Хи любой человек потеряется, потому что а) её всегда много; б) её всегда слышно; в) она чертовски красива. И если бы не она - быть Гё последним странным задротом.
— Прости, задержалась немного. Жуткий день был. И прости - они, - кивает на двух любопытных субъектов. — увязались за мной. - Хе Гё бухается на соседний стул, не приглашая сесть надоедливую парочку.
— Фи, как грубо. Не увязались, а составили компанию! Ким Тэ Хи, Ли Мин Чжун и моя подруга-не-представлю вам своих университетских друзей-стайл. Приятно познакомиться! Nice to meet you! Давно хотелось посмотреть поближе, а то только каждый день слышим "Джун то!", "Джун сё!", а ведь раньше она рассказывала нам про горшки и греков, а теперь всё изменилось и это даже приятно! Ачжумма нам четыре бутылки пива и столько же сочжу! И куриных лапок! - Тэ Хи говорит быстро, почти без остановки, улыбается своей особенной лукавой улыбкой. Гё хочет провалиться сквозь землю вот прямо сейчас, сказать, что: "Да знает он, как по корейски будет "очень приятно познакомиться" и вообще. И вообще!
— Сядь. - хмуро, дергая подругу за край её яркой куртки. Мин Чжун мнется где-то рядом, садится рядом с подругой. Кто-то очень умный \предположительно Тэ Хи\ обязательно бы сказал, что похоже на двойное свидания. Но подруга была слишком увлечена. — Я говорила тебе, что корейцы очень любопытны. Вот смотри - два представителя очень любопытного вида. Не обращай внимания, если она будет говорить глупости. Это у неё стиль такой. Ещё раз, но медленнее - это Ким Тэ Хи.
Дочка директора Музея археологии Пусана. Не знаю никого, у кого дома было бы столько разных вещей, которые на аукционе стоят целое состояние. Это - Ли Мин Чжун. Он наш гений. И её раб. Окей, познакомились.

— Кстати, знаете, что меня удивляет во всей этой ситуации? Что "три круга" решила устроить именно наша Сон Хе Гё. Человек, который пьянеет после первой...
— Айгу, кто-то так похудел за этот семестр! Кушай курочку! - Гё раздраженно пихает подруге куринную лапку прямо в рот, а та фыркает и только пожимает плечами, разливает по кружкам пиво, мешает его с соджу практически мастерки.
У Тэ Хи есть одна важная особенность - она разговорит мертвого, выведает его секреты за один день. Сможет выпить на брудершафт после первой же встречи. Гё - не сможет и благодарна коммуникабельной подруге, но сегодня. Но сегодня они могли бы потусить где-то вдвоем.
Выпивает залпом первый стакан, раздраженно вытирая рот рукавом водолазки. Тэ Хи усмехается, но не останавливает, а то обычно несутся крики, что: "Не пей ты так быстро - пьянеешь же сразу!". А ей может быть сегодня просто необходимо напиться.
— Как дела? Как первый день? Очень сложно было? У меня вот день был просто отвратительный. Придется пожить без стипендии какое-то время или "как я встретила за один день ведьму и трех ленивцев-обыкновенных". Чертова профессор Чон!
Нет, ну скажи мне, разве я виновата в том, что помогла всей своей группе сделав их работу за них? Почему меня тоже наказали? Несправедливо!
- повышает голос, хмурится.
Нет, она еще не пьяна. Может чуточку.
— По секрету, - Тэ Хи перекидывается через стол и заговорщически шепчет, обращаясь то ли к Джуну, но так чтобы Гё тоже слышала — она пугает, когда напьется. Удачи! Сыграем в игру? Раз у нас "три круга", то обязательно нужно играть в игры! Проигравший, как у нас и полагается - выпивает! "Суль геймс!" Кто за? Все за! Сыграем в "Я ни разу..."!  
— Нет, только не эта игра.
— Просто ты всегда проигрываешь в неё.
Правила максимально просты, как и все игры за выпивкой. Начинает игру любой желающий. Он говорит ключевые слова: «Я ни разу…», а затем добавляет к ним что-то вроде «…не видел фильм «Грязные танцы». После этого признания все, кто видел этот фильм, немедленно выпивают. И так до бесконечности. Особенно, если в твоей компании есть Тэ Хи. Мастер таких игр. И мастер изготовления "ёрша".
Подруга хлопает в ладоши, щелкает пальцами, а Гё не заметила откуда на столе появились еще бутылки. И все меньше закуски.
— Я начну. "Я ни разу... не рассказывала на свидание вслепую про казни христиан в Риме". - секундное молчание. — Пей давай. Сон Хе Гё, я же все знаю.
— Кто сказал?... Сволочь. Это было интересно между прочим! - фыркает, выпивает таки, вместе с Мин Чжуном, который молчит. Молчит и выпивает.
\\Прости, я не говорила, но мы находим 1000 и 1 причину здесь, чтобы напиться. И у нас есть 1000 и 1 игра, которая связана с алкоголем. И это отличный способ вырубиться.\\
В "Я ни разу не..." через какое-то время понеслось что-то совсем личное и заоблачное. Потом кто-то \предположительно я, но не уверена\ вспомнил про "Я тебя люблю", когда все друг другу в любви признаются, а еще где можно отшивать других направо и налево. И самое главное правило - не рассмеяться. Но как тут не смеяться, когда у всех такие лица. Забавные.
“Кто выглядит как…?” - тоже забавная игра. Все по очереди задают вопросы, начинающиеся с “кто выглядит как…”. Например: “кто выглядит как бабник?” или “кто выглядит как самый добрый парень в компании?” Затем все участники указывают на того, кто, по их мнению, подходит под описание. Тот, на кого указало большинство, должен выпить.
— Кто выглядит как тот, у кого отношений никогда не было?
— Люблю тебя. До смерти! - показывает сердечко из пальцев, которое позже войдет в тренд. Беззлобно впрочем.
И нет, мне не хватит.
Алкоголь у нас в крови очень быстро растворяется. А еще плохо усваивается. Но суть в том - вовремя остановиться. Чтобы сил хватило на второй круг. И обычно меня не хватает на третий. Но тссс - это секрет. И самый легкий способ немного проветриться - зайти в аптеку за специальным сиропчиком, а потом второй круг. 
— Второй круг - мой любимый обычно. Я говорила, что мы ходим в караоке? Корейское караоке - самое лучшее, гарантирую! - показывает большой палец вверх, икает, смеется почти глупо.

В караоке всегда темновато, выпивки уже по минимуму, зато можно здорово глотку прочистить, коверкая песни любимых исполнителей и обычно все начинается с какой-нибудь веселой композиции, которая заставляет пританцовывать, подыгрывать себе на бубне и надевать очень странный парик. И никого особенно не волнует - насколько хорошо ты поешь, да вообще плевать. Все равно под градусом чувствуешь себя великолепным певцом.
— Зажигаем? Зажигаем! - и не важно, даже если не знаешь слов.
Никогда не считала себе великой певицей.
Берешь его за руку, тащишь за собой, к экрану. И ведь легко. Легко и весело.   
И если в караоке обычно все начинается с чего-то веселого, то заканчивается обычно какой-нибудь до нельзя драматичной композицией и чьим-то соло. И почему-то не спеть то, что тебе нравится.
Jisun - What Should I Do?
\\Я не знаю почему мне так нравилась эта песня из завирусившейся дорамы. Мне нравились слова. И я не знала, что эта песня потом так будет мне подходить. Нам подходить. Эта песня. Про то, что, кажется упущено. Моя судьбоносная песня\\
Не думаю, что справлюсь с этим.
             Такой любви, как твоя…
                    Такой уже не встречу, даже после смерти.
     Пожалуйста, не отпускай меня.
Ты знаешь, как бы ни старалась,
Тебя забыть я не могу.

Возможно у меня был дар предвидения. Не знаю.

[float=right]http://funkyimg.com/i/2vTB6.gif[/float]После третьего круга, игр в стиле "3-6-9" и "Baskin Robbins 31" на ногах держался только тот, кто пил не так много и не был таким лузером как Гё. Тэ Хи забрал водитель личный, Мин Чжун вызвал такси, а она... А она улеглась на лавочку, не желая с неё подниматься. Строит периодически эгё и снова падает на гладкую поверхность, потому что ровно сидеть не выходит. 
— Джун, как ты думаешь почему динозавры вымерли? Динозавров жалко. Так жалко! Ты представь как и было страшно! Давай найдем динозавров! - нет, у меня не истерика, я просто всегда начинаю про динозавров говорить. Больная тема. — Джун, понеси меня! Вот здорово будет! Как в дораме! - ведешь себя как ребенок, стучишь ногами в кроссовках по земле.
А потом бормочешь что-то невразумительное куда-то ему в спину, периодически выпуская наружу ругательства, типа: "Придушу этих ленивых ***", "Надо еще выпить!" а потом забываешься. А потом снова просыпаешься будто и говоришь тихо-тихо:
Я люблю тебя, Сон Джун Ки! Очень-очень...
— И не рассказывай ничего моим родителям. Убью.

0

8

Когда ты горишь нетерпением увидеть своего лучшего друга и рассказать, как прошёл день, когда безумно соскучился и хочешь просто увидеть — слышишь шум и до боли знакомый голос. Видишь компанию из трёх студентов и опускаешь плечи, выпуская едва слышный вздох. Нельзя сказать, что разочарование, просто немного приуныл, хотя бы потому, что ужасно говорит на их родном языке и не очень-то умеет знакомиться. Однако всё было лишь впереди. Любопытные глаза смотрят на симпатичное лицо кореянки [все прекрасно знают, кого он считал самым красивым], а мозг шустро обрабатывает поступающую информацию. Громко и непонятно. Несколько новых слов, а после голос Тэхи звенит в ушах колокольчиками. На лице самая обычная, приветливая улыбка, это ведь её друзья. Сказать честно, его мгновенно заинтересовал тихий парень позади, и вдруг явилось осознание того, что в тишине иногда лучше. Подперев рукой подбородок, Джун с ярким любопытство наблюдает за подругами, а ведь смысл брошенной Тэхи фразы, так и не уловил. Успевает лишь вставлять обрывки вопросов и то, так тихо, что звенящий голос новой знакомой всё перебивал. Он смотрит с сожалением, качая головой, а потом светится поглощающим интересом, вникая в суть игры. Похоже, меньше всего алкоголя досталось именно ему и, когда привычная Гё превращалась в кого-то не совсем привычного, смысл сказанного её подругой начал доходить. В конце концов, смеётся полу трезвым смехом вместе с ними, кидает английские словечки или вовсе говорит на родном языке, после очередной рюмки соджу с пивом. Но, до самой последней капли спиртного остаётся самым трезвым в их безумной компании. Это было весело
– Но я же не умею петь, а особенно петь на корейском, – объясняет, пытаясь быть серьёзным, но лезет глупая улыбка и щёки горят красным пламенем. В Штатах он бы никогда не пошёл с друзьями туда, где собираются неплохие, даже лучшие местные певцы, а здесь всё по-другому. Здесь дышится свободно и под градусом совсем плавишься в атмосфере вечернего Пусана.
Так свободно . . .

Силится вырвать руку, только она оказалась сильнее. Так и есть, Хегё невероятно сильная, когда хочет чего-либо. Тебе ли не знать? Покачивается смотря на экран, слушая забавный голос, выдающий мгновенно, чем занималась эта девица вечером. На второй куплет подпевает, а потом вовсе вливается и соло превращается в трогательный дуэт. Немного безумно, но весело. Немного странно, но иногда не хочется даже думать. Иногда появляется желание запереть мысли в тёмной комнате, на самый крепкий замок — чтобы не вырвались. И сейчас он делает это, поёт громче, обнимает подругу за плечо, прикрыв глаза. Мне определённо нравятся три круга.

Сегодня вечерний воздух тёплый, мягко окутывает, касается лица и Джунки сопит как ёж. Улицы постепенно пустеют, посетителей в барах и забегаловках теперь ещё больше. Витрины магазинов потухли, а неоновые вывески светят ярче, музыка — громче. Поднимает голову к тёмному небу, довольно улыбается выглянувшим звёздам. Как не любить тёплые, осенние ночи? Голос, такой мягкий и бархатный, правда отличающийся от обычного, отвлекает от подсчёта ярких точек сверху. Подходит к лавочке, опускает руки с безнадёжным видом.   
– Отлично! Вперёд за динозаврами, – громко. Потому что только он может отправиться с ней на поиски вымерших существ, только ему очень интересно где же они потерялись, и почему. Не столь важно то, что это её своеобразный шаблон, просто так. Ему никогда не просто так. Опускается, подставляет спину, а потом пытается удержать равновесие и покачавшись в стороны, наконец держится прямого курса. Всего лишь нужно вспомнить основы полёта.   
– Думаю, динозавры вымерли, чтобы ты их нашла. Представь, как им повезёт, когда их найдёт такая красотка. Кстати, в дорамах так делают? Ты должна показать мне, мы должны вместе посмотреть дораму, – говорить всё тяжелее, когда дорога вздымается к чёрному-чёрному небу, будто скоро приведёт к самим звёздам. А они поднимаются на аллею где рассеивается мягкий свет фонарей и падают под ноги жёлтые листья. Ветер задувает в уши, выветривает алкоголь из крови и наступает какое-то чудное прояснение. Слушает Гё, усмехается.   
– Куда тебе ещё пить? – бурчит очень возмущённо, но продолжить не удалось, послышался тихий храп и сопение в ухо. Точно маленький ребёнок. Ты и такой бываешь? Слух щекочет тёплое дыхание и те слова, а сердце бьётся чуточку чаще. 

Я тоже люблю тебя, Сон Хегё.

– Боже, ты ещё и это умеешь? Наверное, убьёшь меня самым зверским способом. Не волнуйся, я умею хранить тайны, – снова серьёзно, пытается взглянуть на неё, но шея затекает. Крутит головой, слышит тихий-тихий хруст. Моя жизнь не дорама. Впервые несёт кого-то на спине. Впервые ему это н р а в и т с я.
Подходит к многоэтажке, подпрыгивает, чтобы высмотреть табличку с большими цифрами — номером дома. Правильно запомнил. 
– Просыпайся мисс три круга, мы пришли. Где ключи? – опускает её на какую-то лавочку, сопровождая 'приземление' забавными звуками, точно ещё один ребёнок. Бесстрашно и совершенно без задних мыслей, ищет ключи, иначе пришлось бы остаться вместе с ней на лавочке. Это, пожалуй, лучше, чем привести домой, чего только и ждёт новый дружок. Снова взвалив сонную Гё на спину, собирает последний комок сил и широко шагает к подъезду.   
– Неужели ты так много ешь? Почему ты такая тяжёлая? – тихо возмущается, смотря вперёд и минуя одну ступеньку за другой. Её дверь. Оба чуть ли не вваливаются, успевает подхватить, крепко сжать в объятьях и . . . застыть на месте.   
– Гё, я в твоей квартире, ничего? Об этом родителям тоже не говорить? – звучит трезво и слишком спокойно. Отмахивается от странных мыслей, тянет к старенькому диванчику, который скрипт и пружинится, усаживает и стягивает обувь. Ты же её лучший друг. Кто если не ты? Снимает джинсовую куртку, складывает и вешает на крючок в прихожей. Поднимает на руки почти спящую красавицу, укладывает в постель, заботливо поправляя одеяло и подушку. Пару минут, можно? Всего пару минут любуется красноватыми, горячими щеками и светлым лицом. Всего пару минут и прислушивается к молодому сердцу, отбивающему ритм размеренно, но громко. До невозможности прелестная, совсем другая, непохожая на себя обычную, но до невозможности . . . прекрасная.
– Мой день прошёл хорошо, мне было совсем не сложно, – смотря на неё, действительно забывает о неприятностях, мелких и больших.  – И у тебя всё будет хорошо. Спокойной ночи, Гё.
 
Да-да, я тоже люблю тебя.

[float=left]http://funkyimg.com/i/2w9Lp.gif[/float]

Он ещё бродит по опустевшим улицам, дышит ночным, полным свежести воздухом. Даже город пахнет морем, даже звёзды яркие и ночные огни кажутся совсем тусклыми. Останавливается посреди дороги, прислушивается. Где-то проехал автомобиль, неторопливо прогудел самолёт, рассыпался чей-то весёлый смех. Однако, твоё сердце бьётся громче.

От счастья до крайности, от свободы внутри.

0


Вы здесь » Star Song Souls » stories of our past » до встречи с тобой


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC